Google+

Ренцо Пьано (Renzo Piano)



Ренцо Пиано (Renzo Piano)


Пиано родился 14 сентября 1937 года в Генуе, в семье потомственных строителей, с самого детства он был рядом со "стройкой", многие говорят, что Пиано получил свой талант с молоком матери, может оно и так, но без усиленной работы даже талант не поможет. Все детство прошло рядом со строительством. 

В интервью журналу Guardian он как-то сказал: "Отец, конечно, не был особенно выдающимся зодчим, он не создал Эйфелеву башню. Он делал дома. Но если вы с детства наблюдаете за строительством и видите, что, например, колонна, которую вы помогаете возводить, с каждым днем становится все выше и выше, что это можно сделать своими собственными маленькими руками, то понимаете, что архитектура – это чудо." 

Ренцо Пиано стал известным очень рано по архитектурным меркам, всего в 35. Тогда он совместно с Ричардом Роджерсом выиграл тендер на постройку центра Жоржа Помпиду. Это был рискованный проект, с которым они вошли в историю, как основатели нового стиля - хай-тек.



Центр Жоржа Помпиду - это многофункциональный культурный центр площадью около 100000 кв.м. Он полностью посвящен современному искусству, кино, музыке и театру. Шокирующее и удивительное решение было вынесение комуникационных системы здания наружу. Каждая была покрашена в свой цвет, на некоторых были сделаны надписи.




С момента появления этого сооружения началось время хай-тека. Но сам Пиано не относит свое произведение к нему, он называет его всего навсего "веселым урбанистическим механизмом". 

Лучше всего о нем в свое время сказал критик Колин Амери: "Я думаю, идея нормальности очень важна для формирования его карьеры. Он оригинален, но не революционен. Его архитектурные и дизайнерские решения – результат анализа и поиска лучшего варианта, практический ответ на специфические вопросы. Когда смотришь на его постройки, то ощущаешь, что все они решают ту или иную проблему, иногда эстетически захватывающим, волнующим или даже достаточно странным образом. Но мы всегда можем быть уверенны, что он хочет заставить здание работать, сделать его функциональным настолько, насколько это возможно. Он может пытаться экспериментировать, чтобы решить проблему, но никогда не построит ничего такого, что было бы абсолютно нефункциональным". К этому стоит еще прибавить тонкое чувство красоты (хотя иногда, на мой взгляд, оно ему немного изменяет...но все мы иногда делаем ошибки...у него они очень редки), умение играть со светом, внимание к традициям. По его мнению "задача архитектора — создавать среду «красоты», так как именно красота привлечет к новому зданию людей. Нельзя недооценивать роль красоты для общества, и архитектору нельзя быть прагматиком, помешанным на функциональности — в основе его работы должен лежать гуманизм." 

Parco della Musica Auditorium (Рим, Италия, 2002 г.) состоит из трех отдельных зданий, форма которых родилась от музыкальных инструментов. Они располагаются вокруг открытого амфитеатра, а сами залы, по мнению многих, выглядят как три огромных музыкальных центра.


По мнению Пиано используемые здесь материалы и цвет отсылают зрителя к куполам, которыми "наполнен" Рим.


Конструкция залов выполнена таким образом, что пространство трансформируется в зависимости от специфики концерта или представления. Пол и потолок могут двигаться, что создает возможность изменять акустические свойства стен.


Центр искусств Пауля Клее (Берн, Швейцария 2005г.) отражает идею функциональности другим способом. Он представляет собой три холма из стекла и бетона, плавно перетекающие друг в друга. Они словно будто естественным образом вырастают из поверхности ландшафта и символизируют собой три направления деятельности самого Клее: живопись, музыка и поэзия.










Не менее функционально и здание редакции журнала New York Times. (Нью-Йорк, США, 2002 г.). Фасад башни представляет собой комбинацию стеклянных стен и сетки из белых керамических трубок.






Эта сетка, расположенная на расстоянии 61 см от фасада, работает как своеобразный солнечный экран. В определенное время суток она ловит и отражает солнечный свет, а также сияние нью-йоркских огней.


По проекту вестибюль здания открытый: на первом этаже разбит большой зимний сад, в который можно спокойно попасть с улицы. Также для вовлечения здания в контекст города в вестибюле расположены рестораны и магазины.






В культурном центре Джейн-Мари Тджибаоу в Нумеа (Новая Каледония) отражаются многочисленные слои Малайнезийской культуры и современные западные веяния. В проекте гармонично соединено использование местных материалов и традиционных методов строительства с современными технологиями.


Пиано решает здание как ряд павильонов , в каждом из которых определенная часть архитектурного наследия народов южной части Тихого океана. Образ центра гармонично сочетается с окружающей природой, вписывается в существующий рельеф. Ряд павильонов соединяется в единую цепь, создавая образ похожий на горы. В то же время такая их расстановка отсылает зрителя к традиционным местным поселениям.






Другим примером может служить здание музея современного искусства Аструп-Фернли. Он располагается в новом районе Тьювхольмен в Осло, на конце насыпного мыса. Музей является замыкающей частью городской гавани, поэтому на проект возложена значительная градостроительная роль. Здание находится у самой воды. Именно к ней обращен главный фасад, являющийся крышей (стеклянные перекрытия криволинейных очертаний, напоминающие парус).


С помощью такой формы Пиано напомнил об истории района, ведь ранее это была промзона с верфью. Также в этом прослеживается идея связи Норвегии с морем.

Основной из проблем при работе с музеем стала семантика форм. За них отвечает кажущийся невесомым «парус» фасада, играющий еще одну роль — «уловителя света». Пьяно известен своим вниманием к естественному освещению в музеях: он считает, что электричество делает произведения и пространство плоскими (двухмерными), поэтому использует его как можно меньше. Но в Осло перед ним встала непростая задача: ведь в условиях северного климата главным стала не фильтрация ярких солнечных лучей, а необходимость впустить в залы как можно больше легкого северного света.


Здание представляет собой три корпуса, разделенных каналом — дань «водной» планировке самого Тьювхольмена и соседнего с ним Акербрюггеузей. Именно такая форма отвечает его социальной функции привлекательного общественного пространства.


Говоря об использовании света, стоит вспомнить о нелюбимой мной ранее Калифорнийской академии наук. Не могу сказать, что ее экстерьер приводит меня в восторг (я все же не совсем сторонник такого),






но стоит заглянуть внутрь, чтобы понять зачем он сделал именно так. Стоит попасть в это здание и ты уже совсем в другом конце мира. Как и в большинстве проектов, здесь Пиано рассказывает историю, историю природы, науки. Разве можно от этого оторваться?










А его музей ордена Кларисс в Роншане? Перед ним стояла очень сложная задача - удовлетворить функциональные потребности монастыря и в то же время не навредить одной из величайших построек современной архитектуры - Нотр-Дам дю О архитектора Ле Корбюзье. В проекте этой капеллы очень важную роль играют точки ее обзора и окружающий пейзаж. Пиано нельзя было ни в коем случае нарушить эту целостную задумку. В итоге родился проект помещений в холме,






которые мало того, что не мешают церкви, но еще и прекрасны функционально, а также красивы своей лаконичностью.






Вообще в отличии от многих современных архитекторов Ренцо Пиано тонко чувствует требования религии и умело сочетает их с современными тенденциями. Чего только стоит церковь Падре Пио в Сан Джованни Ротондо. Да, снаружи это не классическая церковь, но тем не менее она гармонична и рождает в воображении множество образов.


А чего стоит ее интерьер? Это классика в новом звучании. Она не коробит как некоторые проекты Марио Ботты. Эта архитектура настраивается на волну молящихся, она не давит, а создает комфортное пространство, где можно общаться с Богом. (прошу прощения у религиозных людей, если я слишком сумбурно или странно выражаюсь).













Ренцо Пиано - это современная классика. В его проектах четко просматривается вечная витрувианская триада - прочность, польза, красота. Да, он не лезет левой ногой через правое ухо, чтобы выделиться, но он умело интерпретирует классику, подчиняя ее современным требованиям. Для него важна каждая мелочь, а именно это качество отличает настоящего творца от рядового исполнителя.



Комментариев нет:

Отправить комментарий